Правильный балет

Шутки юмора а также "Ржали всем офисом" и "Лежала вся маршрутка". Картинки, видео и тексты
Matilda
Сообщения: 2322
Зарегистрирован: 29 май 2016, 15:11
Репутация: 6800
Откуда: Москва

Правильный балет

Сообщение Matilda » 15 июл 2017, 22:37

Правильный балет - это не Нуреев с х"@м, а Владимир Ильич с бревном.

Бревно было тепло встречено зрителями - поклонниками балетного искусства. :bugaga:
Alea jacta est.


Аватара пользователя
Sirmultik
Site Admin
Сообщения: 5045
Зарегистрирован: 29 май 2016, 10:45
Репутация: 14561

Правильный балет

Сообщение Sirmultik » 16 июл 2017, 07:33

Ну душевно же. ) Современный балет такой современный. Все таки не сиськами трясут.)

Ну и напомню.

Балет "Красный мак"

В китайский порт пришёл советский корабль. Идет разгрузка. Китайские рабочие-кули носят тяжелые тюки с товарами. За их работой наблюдают надсмотрщики.

Рядом с портом — ресторан, излюбленное место европейцев. Кули вносят паланкин, из него выходит Тао Хоа — знаменитая актриса, любимица города — и танцует приветственный танец с веером. Какой-то молодой моряк приглашает Тао Хоа танцевать фокстрот. К ресторану подходит молодой китаец Ли Шан-фу. Он побывал в Европе и воспринял там лишь отрицательные стороны буржуазной цивилизации. Под его взглядом Тао Хоа смущается. Гости ресторана развлекаются. Изнемогающие от работы кули двигаются с трудом. Один из кули, выбившись из сил, падает. Надсмотрщик бьет его, но он не поднимается. Товарищи пытаются вступиться за кули. На помощь надсмотрщикам приходит полиция.

Кули бегут на советский корабль и просят моряков вступиться за них. На шум приходит начальник порта Хипс. Он предлагает Капитану советского корабля своё содействие: по его мнению, здесь нужно действовать силой. Но капитан придерживается другого взгляда.

Переговорив с матросами, капитан решает помочь кули. По свистку Капитана матросы выстраиваются, образуя на сходнях корабля две живые цепи, и передают тюки из рук в руки.

Благородный поступок советских моряков произвел впечатление не только на кули, но поразил и Тао Хоа. Ей хочется чем-нибудь выразить капитану свой восторг, и она осыпает его цветами. Ли Шан-фу грубо вмешивается в эту сцену: Тао Хоа не должна кокетничать с «большевиком». Он бьет её. Капитан вступается за обиженную женщину. В благодарность Тао Хоа, надев на пальцы длинные золоченые наконечники, исполняет сиамский танец, подражая позам изваяний старых буддийских божеств....


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1 ... 0%B5%D1%82)

Премьера состоялась 14 июня 1927 года в Большом театре Союза ССР. Постановка Василия Тихомирова и Л. Лащилина. Художник — Михаил Курилко.

Вторая редакция — 1948 год, третья — 1957 год, четвёртая была представлена публике в феврале 2010 года в Италии; новая российская постановка создана В. В. Васильевым в Красноярском театре оперы и балета 23 ноября 2010 года. В марте 2011 года балет «Красный мак» был назван «Лучшей премьерой сезона», а исполнительница роли Тао Хоа Анна Оль отмечена за «Лучшую женскую роль в музыкальном спектакле»[2]


Вельми кстати доставляющее произведение.

Если мы уйдем оттуда где мы были, то что там останется?


Аватара пользователя
Sirmultik
Site Admin
Сообщения: 5045
Зарегистрирован: 29 май 2016, 10:45
Репутация: 14561

Правильный балет

Сообщение Sirmultik » 16 июл 2017, 07:44

Впрочем к примеру товарищ Шостакович был замечен вот в таком балетном произведении

"Золотой век".

В оригинальном либретто действие разворачивается на Западе в некой капиталистической стране во время промышленной выставки «Золотой век», куда прибывает советская футбольная команда. В одного из футболистов влюбляется танцовщица — Дива. Советские футболисты выигрывают матч у команды «фашистов», их арестовывает враждебная полиция, но затем триумфально освобождает пролетариат.

В 1982 году Исаак Гликман и Юрий Григорович написали новое либретто: действие было перенесено в Советский союз времён НЭПа, местом действия стал ресторан «Золотой век». Положительный герой Борис и отрицательный нэпман месье Жак (Яшка) борются за любовь беспартийной Риты.


Вот еще более опухельное произведение

Шостакович получил предложение написать балет по либретто (тогда его название было что-то вроде «Вокруг новой машины»), сочиненному директором Московского художественного театра — Виктором Смирновым, участником Гражданской войны, не имевшим опыта литературной работы. У композитора ни тема, ни текст не вызвали энтузиазма. В письме другу Шостакович писал, что тов. Смирнов прочел ему либретто, тема которого очень типична: есть машина, которая ломается (проблема усталости материала), затем её чинят (проблема обновления техники) и в то же время покупают другую, а затем все танцуют вокруг новой машины. Либретто много раз перерабатывалось, но сильнее от этого не стало, как каждый мог убедиться выше. Директор Мариинки Сергей Радлов заметил тогда, что по сравнению с «Болтом» либретто «Раймонды» или «Коппелии» выглядят пьесами Шекспира. Большая часть балета представляла собой сатирическое обозрение отрицательных персонажей тех лет, перемежающиеся массовыми танцами и пантомимными сценами.

Отклики прессы были немедленными и отрицательными, причём балет рассматривался исключительно с идеологической точки зрения. Г. Н. Добровольская пишет: «Можно предположить, что очень многие сатирические портреты Лопухову удались, ибо пресса единодушно обвиняла постановщика в смаковании пьяного и разнузданного разгула, хотя попутно и замечалось, что кое-что неплохо придумано, причём один рецензент называл в качестве примера танец бюрократа, другой — эпизод с соглашателем». Она же цитирует критические статьи тех лет: «Возмутительный пляс кузнеца с двумя молоточками похож на пародию… Танец красноармейцев (скачка на венских стульях) — издёвка над красной кавалерией, а все красноармейские танцы дискредитируют Красную Армию».

Премьера оказалась единственным представлением «Болта»: уже объявленные спектакли были заменены на «Дон Кихот». Через две недели, 21 апреля 1931 г., газеты сообщили, что «Болт» по решению руководства театра снят из репертуара, что композитор и хореограф готовятся радикально переработать балет. Но больше «Болт» на сцене не появился. Сюита из балета «Болт» была впервые исполнена в 1933.


Специально отмечу, что вот эта вот тема "пра машину" настолько стала штампом в те годы, что даже сатирики не выдержали.

Ильф и Петров "Листок из альбома"
(отдельно рекомендую это доставляющее произведение http://ilf-petrov.ru/books/item/f00/s00 ... t045.shtml)

Вот он и написал пьесу в семи картинах с прологом, под названием "Первые этажи". Пролог неинтересен, семь картин тоже не разгорячают воображение (мол. инж., изобр., лесопил., комбайн, но вылаз, клас. враг., порт. маш. Раб. выдв., встречи, пл. Варьянт. невозможн.). Отдыхает глаз лишь на списке действующих лиц. "Парфил - раскулаченный. Вредитель под маской ударника". "Силантий - недавно из деревни". Здесь зал уже может подхватывать рифму. Поскольку наивный Силантий недавно из деревни, он... Ну, угадайте! И зал гремит ликующим хором: "Находится под сильным влиянием Парфила". Но вот новинка драматургической техники. "Профорганизатор. Одутловат". Что такое? Почему он одутловат? Это неспроста. Молодой специалист Соколов, тот, например, не одутловат. Напротив, он "энтузиаст". Так написано. Уборщица Власьевна тоже не одутловата, хотя "старушка очень уважает директора. Пуглива". И тут нет никаких горизонтов. Все уборщицы - старушки, все пугливы. Профессор Горбунов - "близорук". Тоже все понятно. Работник умственного труда. Испортил зрение за учебой. В общем - все по Бомарше и Мольеру. Один только профорганизатор мучит, волнует, заставляет сердце тревожно биться. Почему он одутловат? Добираешься до первой его реплики: "Профорганизатор... Десять минут на шамовку, остальные на храпака..." Так вот оно как! Он одутловат потому, что любит спать! Это сатира (знаете - "местком спит"). Здесь автор подымается до высот подлинной сатиры, заостряя свое оружие против бездеятельной профорганизации. Кончаются "Первые этажи" оптимистической ремаркой: "Машина начинает сильнее грохотать". Будто бы она недостаточно грохотала в течение всех семи картин! Ах, как грустно! Издал книгу ГИХЛ. Тираж - 6000, чтобы поосновательней насытить рынок. Подписана к печати 19 авг. 1932 года. Кого же вы найдете в ГИХЛе в чудном отпускном августе месяце? Безусловно, подписывал книгу к печати дворник дома э 10 по Никольской улице. А не то какая-нибудь гихловская Власьевна (очень уважает пьесы с машинной идеологией. Пуглива)


Тоже вот ничего

«Светлый ручей»

Балет ставил своей целью удовлетворить интересам и идеям новой власти и реализовать её лозунги, в частности, лозунг о стирании грани между искусством профессионалов и самодеятельностью.
Действие разворачивается в колхозе «Светлый ручей», расположенном на Северном Кавказе, где колхозники, среди обилия колосящихся полей, весело завершив свои простые сельхозработы, вместе с профессиональными артистами танцуют и выступают на сцене.

Что-то вроде "Кубанских казаков" в балете да..

Так что ваш Ильич с бревном - это слабые отголоски постмодернистского соцреализма 20-х - 30-х..)
Если мы уйдем оттуда где мы были, то что там останется?


Matilda
Сообщения: 2322
Зарегистрирован: 29 май 2016, 15:11
Репутация: 6800
Откуда: Москва

Правильный балет

Сообщение Matilda » 17 июл 2017, 09:10

Sirmultik писал(а):Источник цитаты В оригинальном либретто действие разворачивается на Западе в некой капиталистической стране во время промышленной выставки «Золотой век», куда прибывает советская футбольная команда. В одного из футболистов влюбляется танцовщица — Дива. Советские футболисты выигрывают матч у команды «фашистов», их арестовывает враждебная полиция, но затем триумфально освобождает пролетариат.

:yahooo: вот это сюжетец!)))
Интересно,а что в сказано в либретто к этому шедевру? Наверное, что в бревне находится полено, из которого Карло Марксо сделало великого Буратино!
Буратино: сказка о советском человеке
У Коллоди деревянный мальчик превращается в человека, и на этом процесс завершается. У Толстого мальчик должен будет снова бороться с темными силами самодержавного Карабаса Барабаса. И, достигнув успеха, все начинать сначала.

Папа Карло — это Карл Маркс, Буратино — пролетариат, Мальвина — РСДРП (б), Пьеро — мягкотелый интеллигент. И предназначение всех этих кукл/роботов — бесконечно бегать по кругу, так как История для них закольцована. Такой в 1991 году увидел сказку А.Толстого литератор Олег Давыдов.

«Расшифровку» книги Алексея Толстого Олег Давыдов выпустил в книге (сборнике эссе) «Демон сочинительства» (вышла в 2005 году), глава про Буратино была написана в январе 1991 года.

«Существует две версии „Золотого ключика“, написанные Алексеем Толстым: сказка и пьеса (в 1923-35 и 1936 году соотв.). В пьесе появление полена, из которого вырежут Буратино, происходит одновременно с потерей директором старого кукольного театра, К. Барабасом, ключика от царства светлого будущего. Внезапно налетает вихрь, сопровождаемый громом и молнией. Ключ исчезает, но зато под ноги столяру Джузеппе падает полено. Чудеса! Джузеппе пытается сделать из него ножку стола, но полено пищит, разговаривает, и испуганный столяр старается побыстрее избавиться от него, передает шарманщику Карло, который вырезает из чудесного полена куклу Буратино.

В этом зачине настораживает то, что как бы незначащие имена героев Толстого отличаются от имен героев итальянской сказки, являющейся прообразом „Золотого ключика“. В сказке Коллоди полено находит не Джузеппе, а некий Антонио. Куклу делает вовсе не Карло, а Джузеппе. Почему это так? Столяр Джузеппе — это Иосиф-плотник, номинальный отец Исуса Христа. Но вот папа Карло-то кто? И почему это он получает полено? Кроме Карла Маркса, вождя и учителя мирового пролетариата, папа Карло и быть может. А передача полена от Иосифа к Карлу означает смену вероучения, осуществившуюся в голове „красного графа“ не позднее 1924 года. Ибо именно в этом году вышла в Берлине первая, пока ещё робкая, переработка Толстым сказки Коллоди о деревянном мальчике. Уже в этой ранней переработке Карл Маркс изготавливает марионетку-пролетариат.

Пролетариат и раньше существовал, но в виде бесформенного полена. И только Карл Маркс своими писаниями оформляет его, наделяет сознанием и, главное, самосознанием. Создает из смутной идеи теоретическое понятие и практический инструмент действия одновременно.

Пролетариат оказался ядовитым. Ещё будучи поленом, он уже начинает безобразничать. „Послушай… — говорит папа Карло, — Я тебя ещё не кончил мастерить, а ты уже начинаешь баловаться. Что же дальше-то будет?“ Деревянного мальчика дальнейшее покуда не интересует, но мы прекрасно знаем, что Буратино потребует есть: „Не успел родиться — и уже голодаю. Какое свинство!“ И основоположник отвечает: „Ты прав, малыш“.

Папа Карло сначала предлагает своему пролетариату медленный путь социал-демократии. „Окончишь ты школу, Буратино, и будешь ты, например, сельским учителем“. И тогда нарисованный очаг с нарисованной похлёбкой — картина, висящая в мастерской нашего алхимика, — станет реальным очагом с кипящей на нем настоящей бараньей похлебкой.

К сожалению, этот путь не устраивает неразумную куклу. Пока папа Карло ходил за кусочком хлеба и азбукой, пролетариат инстинктивно и, главное, самостоятельно нащупал выход из состояния бедности. За нарисованным на холсте очагом с бараньей похлёбкой он нашел потайную железную дверцу, ведущую в царство светлого будущего путём революционной борьбы.

Беспорядки, спровоцированные в кукольном театре, ведут Буратино к аресту. Карабас хочет уничтожить бунтаря, ибо из-за него куклы от рук стали отбиваться. „Пробыл в мастерской только одну ночь, и куклы уже начинают дерзко разговаривать, выражать неудовольствие. Изволите видеть, я их плохо кормлю, я их заставляю много работать“. Сжечь его в очаге! Но вдруг выясняется, что Буратино знает тайну железной двери, то есть — нужен Карабасу. Злой директор старого мира в известном смысле уже зависим от Буратино. Или, как сказано в „Манифесте Коммунистической партии“ — „Буржуазное общество походит на волшебника, который не в состоянии больше справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями“. Приходится идти на подкуп — Буратино получает пять золотых монет. Однако это повышение зарплаты не идет пролетариату на пользу. Деньги, посеянные в рост на поле чудес в Стране дураков, пропадают из-за нечестной игры буржуазии — лисы Алисы и кота Базилио.

Уйдя от лисы и кота, Буратино попадает в руки куклы Мальвины: „Теперь я займусь вашим воспитанием — будьте покойны“. Кто же она? В сказке Коллоди — прекрасная фея с голубыми волосами, могучая волшебница, живущая на опушке таинственного леса уже более тысячи лет. Она появляется в самые критические моменты приключений деревянного человечка и учит его, как стать человеком настоящим: „Надо только привыкнуть быть хорошим мальчиком“.

Очень многое в сказке Коллоди напоминает „Золотого осла“ Апулея, что наводит на подозрение: прекрасная фея — это Изида, „мать природы, госпожа всех стихий, изначальное порождение времён, высшая из божеств, единый образ всех богов и богинь“. Толстовская Мальвина — тоже Вечная женственность, Душа мира. Но это к тому же — Душа, исполненная очень высокого гражданского и социального пафоса. Эта София-Премудрость кукольного революционного движения — что-то вроде олицетворения коммунистической партии, РСДРП (б). Она влечёт прогрессивное юношество в революцию, Впрочем, если любовное принуждение не действует, будет применено силовое. Боевик Артемон всегда готов к этому: „Не упирайся, а то укушу“.

Не должно удивлять, что Мальвина уж слишком строга. Сказка дописывалась в 1935-36-м, а пьеса (с переделками) в окончательном виде и вовсе — в 1938-м году, и, естественно, события этих лет отразились в текстах. Партия-Мальвина страстно любит воспитывать. И уже заранее распаляется, ожидая ошибки ученика. Малейшая клякса приводит к репрессиям: „Вы гадкий шалун, вы должны быть наказаны. Артемон, отведите и заприте его в темный чулан“. Что ж, органы должны подчиниться партийной премудрости (дисциплине): „Идем, ничего не поделаешь“. Ибо таков режим воспитания нового человека.

Основное отличие Мальвины от её прообраза (феи Изиды) в том, что первая хочет воспитать „нового человека“, а вторая — просто человека. У Коллоди излагается история личности, а у Толстого — история партии, ведущей народ к свершениям. Понятно теперь, что социальная алхимия приводит к построению нового общества путем изъятия личности. И не случайно то, что субъекты борьбы — куклы. Куклами они останутся и после победы. Им уготована участь вечного повторения всё одного и того же сценария.

Действительно, в момент обретения нового театра Буратино заявляет: „В этом театре мы поставим комедию — знаете какую? — ‚Золотой ключик, или Необыкновенные приключения Буратино и его друзей‘. Но ведь эта буратинья идея предполагает дурную бесконечность идентичных циклов, вставленных один в другой по принципу матрёшек.

У Коллоди деревянный мальчик всё-таки превращается в человека. И на этом процесс завершается. А у Толстого мальчик должен будет снова вступить в союз с мягкотелым интеллигентом Пьеро, а также с армией в лице пуделя Артемона и снова бороться с тёмными силами самодержавного директора Карабаса Барабаса. И, достигнув успеха, снова всё начинать сначала. Такова его злая карма.

В 1993 году Олег Давыдов, в духе того времени уже более зло дописал свою главу про Буратино:

Удивительная всё же сказка. И актуальнейшая, ибо в ней отчетливо виден весь смысл того, что сегодня у нас стало называться ‚совком‘. Значение термина этого ещё до конца не отстоялось, но всё-таки ясно, что смысловое поле его — вот эти вот хождения по кругам, порожденные призрачной целью, эти постоянные кампании борьбы за что-то, в которых цель уже не важна, а важна суета.

Надо ясно видеть разницу между совком и человеком. Типичный, просто образцовый совок — это, конечно, Буратино. Как раз именно то, что он кукла, и есть главный признак совка. Тут особенно существенны две вещи. Во-первых, Цель, выхолащивающая жизнь из настоящего, затребовала для своего достигания людей, лишенных (добровольно или насильственно) всего человеческого, в идеале — механизмов, роботов, кукол. А во-вторых, по мере сил и возможности Цель для себя создала таких кукол. Вот о них-то и говорят: ‚совки‘. И это звучит как ругательство — мол, зомби какие-то. Глупости. Душу человека не так-то легко разрушить.

Единственное, что действительно удалось сделать, так это внедрить в душу человека некое механического характера устройство — в этом смысле куклу, — которое, в нужные моменты включаясь, отрабатывает совковую программу. Вот это социально-психологической природы устройство и надо называть совком. И не оскорблять никого, ибо все мы совки, в каждом из нас, выросших в глубоко укоренившихся традициях советского стиля жизни, сидит Буратино и время от времени высовывает свой нос в ответ на какой-то раздражитель: я умненький, благоразумненький. Итак, совок — не человек, а состояние души“.

© Толкователь

PS: а вообще, есть мнение, что бревно нужно рассматривать как фаллический символ. а музыка, конечно, мощная! прям хочется скорее соскочить и побежать строить какой-нидь Днепрогэс :bugaga:
Alea jacta est.



Вернуться в «Чисто поржать»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей


Активные темы


Обсуждаемые темы